Детский познавательный журнал Симбик
Найти:            [Правила поиска]
   
Заметили ошибку?
Жмите на кнопку »
Главная страница « Рубрика « Машина времени «
Смутьян или заступник?

Постепенно в мире всё становится другим, не таким, как было раньше - и одежда, и дома, и машины, и люди… Меняется даже письменность. Если бы учитель гимназии в позапрошлом веке проверил сочинение нынешнего отличника, он бы всю тетрадь исчеркал бы красными чернилами. Просто тогда правила правописания были другими. А ещё не повезло некоторым историческим личностям - их в разные времена то героями считают, то злодеями…

Как-то раз Симбик угодил на обычный школьный урок. Вообще-то, его никто не заставлял садиться за парту, но ему самому вдруг захотелось услышать, что учитель расскажет о давно прошедших временах, а потом на Машине Времени съездить и проверить, так ли всё было на самом деле.

На этот раз ему не повезло - никакого рассказа не было, зато все делали письменную работу. На доске красовалась выведенная мелом тема: "Емельян Иванович Пугачёв - предводитель народного восстания". Вот, если бы о Степане Разине тема была, Симбик знал бы, что писать - грозного атамана однажды собственными глазами видел… А тут приходилось на ходу вспоминать, всё, что где-то вычитать успел.

Написал он всего несколько строк, и мысли у него кончились. Симбик понял, что есть только два выхода: либо потихоньку исчезнуть из класса насовсем, либо, пока время есть, слетать в гости к Пугачёву, а потом быстренько всё написать. Конечно, проще было бы тихо раствориться в воздухе, но если уж взялся за что-то, не бросать же дело на полпути.

Симбик потихоньку запустил руку в Волшебный Узелок, на ощупь нашёл Машину Времени и начал её шёпотом уговаривать: "Машинка, машинка, отправь меня, пожалуйста, во времена Емельяна Пугачёва, только тихо, незаметно и ненадолго…"

Как ни странно, ничего не произошло, только перья у соседей стали почему-то более скрипучими. Симбик собрался уже повторить попытку, но чья-то рука стремительным движением выхватила тетрадный лист, на котором были первые строки начатого сочинения.

- Милостивые государи! - раздался громогласный бас. - Вы только послушайте, каких вредных, я бы даже сказал - опаснейших взглядов придерживается этот юноша.

Симбик почувствовал, что в грудь ему упирается указка, а на него сквозь пенсне смотрит человек в странном мундире без погон. Только теперь, оглядевшись по сторонам, Симбик обнаружил произошедшие вокруг перемены. Во-первых, по близости не оказалось ни одного знакомого лица. Во-вторых, все ученики были в одеты одинаково, и среди них не оказалось ни одной девочки. В-третьих, сама парта стала не зелёного, а чёрного цвета, и с неё исчезла нацарапанная гвоздём надпись "Здесь был Вовочка".

Учитель тем временем прочитал те несколько строк, что успел написать Симбик, и разразился гневной речью, при этом нервно размахивая указкой:

- Вы только подумайте! Вора, смутьяна и бунтовщика Емельку Пугачёва этот юноша называет "народным заступником"! Он смеет утверждать, что этот разбойник и злодей "в честном бою разбил царские войска"… Но нам-то доподлинно известно, что побеждал он, лишь нападая из под тишка или имея превосходящие силы, или пользуясь чьим-то предательством. И о каком царе упоминает этот невежа?! Кто тогда правил? - он ткнул указкой в одного из учеников.

- Государыня-Императрица Екатерина Великая! - бодро отрапортовал тот, вытянувшись в струнку.

Учитель тем временем стоял возле кафедры, обмакивая перо в чернильницу, и что-то черкал на листке, который отобрал у Симбика. А до того только теперь дошло, что случилось, и куда он попал. Видимо, Машина, не расслышав его шёпота, отправила своего хозяина в прошлое наугад - лет на 120, и угодил он в те времена, когда школы назывались гимназиями, а школьники - гимназистами.

- Вот - получите вашу писанину! - Учитель сунул ему в руку скомканный листок. - И немедленно отправляйтесь к надзирателю. Пусть он поместит вас на сутки в карцер - на хлеб и воду!

Оказавшись в коридоре, Симбик взглянул на скомканный листок с началом своего сочинения, и оказалось, что он весь исчёркан красными чернилами.

"Однажды народный заступник Емельян Иванович Пугачёв возмутился, что царь так сильно угнетает крестьян, что к каждому приставил по помещику и приказчику. Поднял он народное восстание против угнетателей, в честном бою разбил царские войска и собрался уже идти на Москву, чтобы установить справедливую власть…"

То, что почерк у него не самый красивый, Симбик и так знал, но в том, что столько ошибок наделать невозможно, он был вполне уверен… И вдруг - на тебе!

Из-за угла донеслись чьи-то шаги, и зазвенел звонок. Кто-то, тяжело ступая, двигался по коридору и гремел колокольчиком, что было мочи.

- Как?! Вы до сих пор не пошли к надзирателю?! - К Симбику приблизился один из гимназистов, опасливо озираясь на дверь класса. - Какая смелость! Кстати, - он перешёл на шёпот, - я вполне согласен со всем, что вы написали. Конечно, Пугачёву было от чего возмутиться! Я тоже возмущён. Уроки по 50 минут, а перемены всего по 5! Каникулы - всего два месяца! А потом ещё и справку принеси из полиции, что в безобразиях не замечен, а от священника - что исправно ходил в церковь. Иначе оценку по поведению снизят… Кстати, вы не знаете, что нужно сделать, чтобы стать настоящим народным заступником и революционером, таким, как Емельян Иванович?

Симбик не сразу нашёлся, что ответить, но потом вспомнил Разина, скачущего на коне, и портрет Пугачёва, который видел в какой-то книжке…

- Для начала, надо, наверное, отрастить усы и бороду…

Закончить свою мысль он не успел, - из класса вышел учитель, и его намеренья было нетрудно угадать. Он, видимо, решил схватить неслуха за ухо и лично доставить в карцер. Что такое карцер, Симбик не знал, но само слово ему почему-то очень не понравилось.

И секунды не прошло, как он вновь оказался там, откуда пришёл. Рядом сидела Маша Колобкова и торопливо дописывала сочинение. Скорее всего, до конца урока оставалось совсем немного времени.

Симбик перевернул тетрадную страницу и начал торопливо писать: "Смутьян и бунтовщик Емелька Пугачёв нападал на армию императрицы Екатерины Великой только из-под тишка..." И тут что-то заставило его остановиться. Он представил себе сочинение, густо исчёрканное красными чернилами и гневными учительскими комментариями на полях. Конечно, здесь-то никакой карцер никому не грозил, но Симбик предпочёл прижать к себе Волшебный Узелок и медленно раствориться в воздухе…

P.S. Даже у букв судьба складывалась по-разному. В 1918 году Декретом Совета Народных Комиссаров из русского алфавита были изгнаны многие буквы.

Например, исчезла буква ("ять"), и букве "Е" теперь приходится работать за двоих. Буквы "И" заменила букву "I", а "Ф" теперь пишется вместо забытой "" ("фита"). "Ъ" ("ер"), называемый теперь "твёрдый знак", больше не украшает окончания каждого слова после твёрдой согласной.

Зато повезло букве "Ё", которую придумал историк Карамзин в1797 году, но только через 159 лет её права были признаны правилами русского языка.

После всех реформ букв в алфавите стало меньше, но их вполне хватает для правильной передачи русской речи.



Опубликовано: 13.01.2008 09:20:20
Обновлено: 13.01.2008 09:20:20
Редакция журнала «Симбик»

На главную страницу | Новости | Подписка | Обратная связь | RSS-лента   
Оформление: Олеся Иваненкова
Программирование: Сергей Волков
Работает СУС «Публикатор 1.7»
© 2007-2018 СИСАДМИНОВ.НЕТ
Rambler's Top100
Всероссийский открытый интернет-конкурс Золотой сайт